Хочешь знать, что приготовили тебе звезды сегодня?
Только одно уведомление в браузере. Каждый день.
Сегодня Сатурн во втором доме, только одному знаку зодиака это…
horoscopes.rambler.ru

Значение имени: София

По Флоренскому

Будучи интуитивной, София имеет свой интеллект (слабый или сильный — в разных случаях различно) служебным органом духа и потому не испытывает острых коллизий между интуицией и разумом. Разум, не имеющий у нее стремления к автономности, не соблазняет поэтому ее к рационализму и всегда блюдет в той или другой мере верность подлинным впечатлениям жизни. Интуиция же, всегда имеющая при себе орган своего саморасчленения и самовыражения, не склонна разрывать сознания в качестве под - или сверхсознательного.

Прежде чем проявиться, подсознательное постепенно восходит через формы разума, фильтруясь и уравновешиваясь в них. Поэтому само понятие об антиномичности мало доступно Софии, в сознании своем она имеет дело с продуктами обработки восприятий, но не с сырыми восприятиями. Она знает интуицию как особый вкус сознания, но не знает подсознательного и сверхсознательного. София обладает чуткостью и вытекающим отсюда

жизненным текстом, но вещие прорывы из подсознательного, как крик о себе иных миров, не доходят до нее: ее внутреннее строение слишком связно, чтобы пропустить внутрь себя такие некоординированные с нею и непредвиденные откровения. София слишком устойчива в себе, чтобы быть вещей. Она не остается — ни в плохом, ни в хорошем смысле — беззащитной перед действительностью, и на всякое воздействие извне незамедлительно последует целесообразная и четкая реакция, определенная существом дела и вместе с тем характерная для личности Софии. Сырые

впечатления из глубины не вторгаются в сознание Софии. А если бы, вопреки самоограждению духовного организма, свойственного Софии, иной мир все-таки застал бы его врасплох и ворвался в него, то такая неожиданность крайне смутила бы и испугала Софию: София привыкла жить, защищенная от неожиданностей в надежно построенном ограждении от внешнего мира, среди духовного хозяйства, хотя и скромного, но идущего изо дня в день по заведенному порядку. В ней есть воля к упорядоченности и центростремительность, в силу которой она склонна ориентироваться на ближайшем ею организованном и устроенном, то есть на связности своей собственной деятельности или еще на гармоничности собственной личности. Внутренне пропорциональная в своей деятельности, она имеет склонность видеть в ней некий общий критерий. София самодовлеюща, она живет, не принимая мысли о несоизмеримости ее собственного уюта с мировым целым. Трагическое как категория не только чуждо, но и враждебно ей, выталкивается из ее сознания, а когда с трагическим сталкивается она в жизни, то переживает его хотя и в глубокой скорби, но без сладостного чувства бесконечного, то есть не как трагическое. Поэтому, несмотря на широту кругозора и верность и твердость ума, София не понимает стихии дионисской и подставляет вместо понятия о ней иное понятие — о недостаточном, в своем роде несовершенном, извращенном, но тем не менее разумном и нормативном: безобразие для нее есть только безобразие и лишено своей качественной характеристики. Перед духовным взором Софии — правильное,

соразмерное, пребывающее в границах и пределах. Беспредельность, ужасная, потрясающая, катастрофически сметающая всякий установившийся строй, не достигает сознания Софии в своем своеобразном и несравнимом величии: София не сознает и не понимает первозданной тьмы, тютчевской ночи, и потому, сама устремляющая и воплощающая, она остается духовно чуждой ноуменальной (непознаваемой) подоснове бытия — усии. Тут — некое противоречие между деятельностью Софии и ее сознанием: София нисходит от прозрачного и стройного неба норм к вязкой и напряженной в своей мощи земле; София не хочет оставаться в чистом и бездеятельном созерцании, она стремится к созиданию и организации. Но вместе с тем того темного, благостно-темного и избыточного мрака, в который сходит она, она в себе не знает, а потому не понимает вне себя. Действительный порыв, весь смысл которого только в его существенной безмерности, Софии кажется лишь беспорядком, и она хотела бы, не отрицая

его окончательно, сделать его умереннее; и — вне ее понимания, что это значило бы решительно уничтожить его по самому его существу.

Широкая по своему кругозору, София не предпримет мер к искоренению дионисского, может быть и потому, что природный такт дает ей заранее почувствовать неудачу таких попыток. Но он и не сумеет, а также не захочет признать собственную правду дионисского расторжения, с дионисским не помирится, а будет его только терпеть, отчасти с презрением, отчасти с высокомерием. Приходя на безобразную землю из царства образов, София сознает себя несущей миссию и потому входит в мир не как член мирового целого, не как звено взаимной ответственности и усийной связи существ мира, а мироустроительно, законодательно (первое относится преимущественно к Софии, а второе — к Василию), словом, как власть. Ее снисходительность к миру имеет корнем не признание правды мира и не сознание своей общей с миром немощности, а выделение себя из мира и противопоставление себя как власти, как источника мироустроения миру, долу погрязшему и потому естественно, по ее суждению, помышляющему о дольнем (земном). В Софии нет духовной гордости в смысле объявления себя непременно первой в той, небесной, области; и нет в Софии властолюбия, желания подчинить себе других. Но София, вследствие сознания своего, неземного, удела, который она ошибочно считает заведомо превосходнейшим и не допускает мысли, что безобразная ночь тоже от Бога и может быть ближе к Богу,— София властна и полагает, что власть по природе, по складу ее личности, конечно, должна принадлежать ей. София берет власть, как свое, и делает это с незапятнанной совестью, потому что рука ее никогда не дрогнет от сомнения, правильно ли это. Да и не может дрогнуть, раз София берет власть, и другие ей не оказывают

препятствия, коль скоро делается это во имя правды и блага, — единственной правды и единственного блага, известных Софии. У Софии есть врожденное самоощущение себя как по природе превосходящей окружающих, — не личными своими достоинствами, а самим рождением, это можно сравнить, вероятно, с самоощущением коронованных особ, которые могут весьма скромно думать о себе, сознавать свои недостатки, быть простыми в обращении и предупредительными и однако чувствовать себя отделенными от прочих людей особым родом, природной властью. Это самоощущение Софией себя как власти настолько живо и ярко в ней, что всякое непризнание ее власти окружающими вызывает внутренний протест, но не из-за задетого самолюбия или неудовлетворенного тщеславия, а как некоторая неправда, как искажение должного порядка. Отсюда — впечатление гордости, которое нередко производит на недостаточно вдумчивых София, хотя это не гордость, а нечто иное, гораздо более глубокое. София распорядительна, устроительна, обладает умением жить и организовать жизнь, в это упорядочение жизни она вносит и искусство, и науку, которыми занята и к которым способна, но именно в меру их применимости в общем строе жизни как средства, а не как культурной самоцели, и потому ей кажется подразумевающимся, что неподчинение ее власти есть неподчинение не ей, а правильному и должному. И Василий не склонен пускать в ход прямое насилие, предпочитая достигать утверждаемых им норм более сложной системой

убеждений и привлечений. Как женщина и как существо более далекого от земли плана, где все связывается влечением к цели, а не толчком причины, София в гораздо большей, чем Василий, степени, чужда мысли о насилии и старается достичь цели тончайшей организацией внутренних воздействий. Не знаю, какое подобрать для них слово, потому что «очаровывание» содержит в себе оттенок понятия о действии на темную усию, на обращение с подсознательным, а способ влияния на окружающих Софии более прозрачен, более направлен на сознание и на тончайшие интеллектуальные эмоции и область нравственно-эмоциональную.

София взывает к обширным задачам жизненного строительства и к чувствам, с ними связанным. Даже тогда, когда дело идет о малом и, по-видимому, лишенном общего значения, София для себя и для других открывает здесь и подчеркивает момент объективной значимости. Но это никогда не бывает обманом, хотя может быть ошибкой. Нормативности Софии в высокой мере чужды неправдивость и двойственность. Честность, в особенности честность в слове, свойственная Софии, проявляется определенностью выражений, законченностью их, которая не должна оставлять никаких недоговоренных отношений. Эта прямота может переходить и в резкость, если бы не смягчалась обхождением. Но это последнее ни в каком случае не должно сближаться с кокетством, субъективным и неправдивым: отсутствие кокетства есть один из характерных признаков Софии. И внутреннее кокетство, то есть неподлинное отношение с действительностью, чуждо ей: мечтательность, создание себе иллюзий, мление — все это не дело Софии.

Таким образом, строением своего духа София значительно отклоняется от женственности; но это не значит, что она имеет черты мужские: ее организация сближается с мужской, поскольку и эта последняя сама может, удаляясь от полярного раздвоения человеческой природы, подходить к ангельскому, общему обоим полам коренному типу человечности. И в Софии есть эта «ангельская крепость» — не крепость узловатого, твердого тела мужского, а упругая сила очень тренированного женского организма, столь же значительная, сколь и неприметная по внешним параметрам, София не есть просто женщина, покоряющая, того не желая, но и не есть власть, не спрашивающая о согласии. Она Царь-Девица, или, как выражались грузины о полумифической Тамаре, — Царь-Царица. И в этом своем микрокосмическом самодавлении Софья перекликается с Александром, с той разницей, что в Александре внутреннее равновесие дано статически, равновесие же Софии кинетично, и она находится если не во внешнем, то во внутреннем движении, в неустанной игре внутренней жизни. Но, несмотря на различие происхождения обоих равновесий, в Софии есть та же сокровенная неудовлетворенность, как и в Александре. Она слишком монументальна, чтобы в ней самой, в управляемом ею хозяйстве, не нашлось уютного места для нее самой. Теплая плоть мира не находит себе законного места в ее миропредставлении, а между тем именно ею определяются теплота и праведность всего личного, личной жизни, личных отношений. Софья раз и навсегда решила смотреть на мир и править миром с такой высоты, откуда этой теплоты не видно, и потому само понятие о ней изгнано из круга ее мыслей. Вследствие этого Софии трудно в смирении и с благодарностью брать человеческую жизнь в полноте человечности, как законное и праведное благо; будучи сосредоточенной в жизни, она имеет жизненные блага и имеет более, чем многие окружающие, но не на благо себе и не в радость себе — она их не ценит положительно, но привыкает думать о них, как о чем-то подразумевающемся, вместе с властью, и потому, пользуясь ими, не задумываясь над ними, она болезненно и с внутренним протестом переносит их лишение.

Тем не менее под этим монументальным и величественным обликом человеческая усия все же живет и, хотя и с трудом, доводит до сознания свои требования, свои порывания к тому, что ближе сердцу, чем самая правдиво высказанная правда. Основа личности, не имея полноты проявления через лицо, ощущает себя самой по себе и имя свое — величественным, слишком величественным для себя. Презрение Софии к плоти имеет оборотной стороной ощущение чуждости самой себе как лица, а вместе с ним — и своего имени. Когда эта темная подоснова личности сильна, Софию, как бы погребенную под своим именем, может охватить фаталистическое уныние, апатия, вялость, тяга к смерти. Но смерть представляется тут желанной вовсе не как переход в иной мир, а как протест бессилия со стороны жизни, желающей, но не имеющей внутренней возможности выразиться. Тогда София бежит жизни от жажды жизни. Так, подвижная и деятельная София — всегдашняя энергия, может явиться постоянно или иногда, временно, полосами в совсем другом типе и состоянии — вялом, сонном и апатичном, как Соня-соня; и сообразно такому духовному состоянию она будет чрезмерно полной, без румянца и точно спросонок. Но не надо обманываться этим видом: в этой-то соне особенно мучительно тлеет под сыростью внешних проявлений глубочайшая неудовлетворенность и пассивное избегание чувств, от понимания священной правды, которых

она слишком далека, чтобы быть способной или активно удовлетворить их, или активно отказаться.

По Менделеву

Единственной сферой, где Софье не придется себя менять, является область интимных отношений, любви и секса. Наличие признаков «нежный», «женственный», «легкий» и «горячий» определенно позволяет это утверждать. Во всяком случае мужчины чувствуют в ней некую необычность, непохожесть на других: в этом ее козырь и преимущество.

Пожелаем успеха нежности и легкости, а также женственности; при известной доле везения у Софьи может состояться вполне приемлемая судьба.

Цвета Софьи — белый и красный, а иногда еще и синий.

По Руже

1. Личность: решительные женщины

2. Цвет: зеленый

3. Основные черты: сексуальность — восприимчивость — общительность — активность

4. Тотемное растение: кедр

5. Тотемное животное: ласточка

6. Знак: весы

7. Тип. С детства задают семье чрезвычайный темп жизни. Одновременно и активны, и флегматичны, их основная черта — умение разрешать за несколько минут любую проблему. Очень подвижны, не могут усидеть на месте. Как и их тотем, ласточка, любят солнце и обожают путешествия.

8. Психика. Хотят все знать и все пережить, не любят находиться в тени. Склонны к душевному стриптизу, и если вы откажетесь выслушать их исповедь, то поразите в самое сердце.

9. Воля. Является ли она их амбицией, стремлением просто утвердить себя? Только они могут ответить на этот

10. Возбудимость. Часто вызывается искусственно, иначе говоря, они умеют разыгрывать эмоции и сами в них верят.

11. Скорость реакции. Не любят, когда что-то делается без их ведома и участия, им необходимо играть важную, а то и главную роль в комедии, называемой жизнью. Таким женщинам нравится окружать себя веселой компанией приятелей, неудачи не выбивают их из колеи.

12. Поле деятельности. Нельзя сказать, чтобы им нравилось учиться, они учатся по ходу дела. Из них получаются репортеры, путешественники, их профессия должна быть связана с поездками.

13. Интуиция. Чаще пользуются собственными умозаключениями, чем интуицией.

14. Интеллект. Умны, мыслят глобально. У них золотые руки, они могут делать все, по крайней мере так утверждают они сами.

15. Восприимчивость. Эти женщины нуждаются в любви и хотят, чтобы им говорили о том, что они любимы.

16. Нравственность. Тверды, способны на героические поступки, понимают чужие слабости, но нетерпимы к собственным ошибкам.

17. Здоровье. Лакомки, и отсюда все их проблемы. С детства необходимо следить за диетой.

18. Сексуальность. Ни в чем не отказывают тем, кого любят, у них любвеобильное сердце.

19. Активность. У этих женщин огромные возможности.

20. Общительность. Любят принимать гостей, любят семью, часто просто помешаны на своей любви к детям, зато роль жены понимают несколько необычно. Их мужьям необходима большая доза стоицизма.

21. Заключение. Это обворожительные чертовки, которые ангельски склонят вас к браку.

По Д. и Н. Зима

Значение и происхождение имени: "Мудрость" (греч.)

Энергетика имени и характер: Софья – имя импульсивное и глубокое, однако в нем самом заложено недоверие к своей чувственности и достаточная серьезность. Впрочем, не зря в древности это слово выбрали для обозначения мудрости, достичь которой невозможно без глубины чувств. Действительно, легко победить свои страсти, когда они слабы, тот же, кто сумеет привести в равновесие глубочайшие переживания, тот обретет и мудрость. Жаль, конечно, что подобное происходит в жизни очень редко.

Чаще всего Софья с детсва растет весьма старателным и усидчивым ребенком, и родителям не составляет большого труда приучить ее к такому понятию, как "надо". Вряд ли следует ожидать, что учеба будет ей легко даваться, тем не менее в большинстве случаев знания, полученные тяжелым трудом, оказываются более глубокими. С возрастом трудолюбие Софьи может найти себе прекрасное применение и в плане карьеры, и в семейной жизни. Она прекрасная хозяйка и надежный работник, вот только нередко в ее поведении начинает отражаться сила ее сдерживаемых эмоций.

В первую очередь это может сделать Софью очень разговорчивой, особенно если она не нашла выход своей чувственности в какой-либо карьере, будь-то требующая большой и страстной любви наука или же еще более эмоциональное искусство. Если такого выхода у Софьи нет, то глубокие чувства могут доставлять ей немалые страдания и требовать какого-либо проявления, поэтому София частенько может часами говорить со знакомыми и близкими о своих, да и о чужих проблемах. При этом в большинстве случаев такие разговоры отнюдь не похожи на беззаботное перемывание косточек.

В семейной жизни София вряд ли будет стремиться играть активную роль лидера, хотя ее сильная воля способна подчинить себе мужчину, что она будет делать без лишних криков, но весьма настойчиво. Здесь ей следует вести себя осторожней, поскольку, как бы София ни старалась скрыть свои переживания, их тяжесть все равно может негативно отразиться на взаимоотношениях. Исправить ситуацию нетрудно, если попробовать восполнить недостающую в энергетике ее имени склонность к юмору. По крайней мере, более легкое отношение к жизни не повредит. Заодно однажды это может помочь ей легче пережить ситуацию, когда внезапно вырвавшая наружу страсть потребует от нее резко изменить свою жизнь и отдаться во власть безрассудного чувства неожиданной любви.

Секреты общения: София умеет не только делиться своими проблемами, но может и для ваших проблем сыграть роль громоотвода. При этом помогать чужой беде у нее нередко получается лучше, чем справляться со своей. В случае же каких-либо конфликтов наиболее разумным будет спокойно апеллировать к ее разуму.

След имени в истории:

Софи Лорен

Итальянская киноактриса, покорившая сердца миллионов, София (Софи) Лорен (род. 1934) до сих пор остается одной из самых популярных женщин в мире и, несмотря на то, что ей уже за семьдесят, считается настоящей красавицей, тогда как прелести многих других голливудских секс-символов быстро увядают. Быть может, секрет Софи Лорен в том, что, в отличии от многих представительниц ее профессии, она не молодится и не пытается скрыть свой возраст, а потому и выглядит естественно и привлекательно? Так или иначе, начала свою карьеру актриса именно со своей внешности – с пятнадцати лет она участвовала в конкурсах красоты, где ее заметил продюсер Карло Понти. Впоследствии Понти стал ее мужем и начал активно устраивать своей милой протеже роли в кино. Кстати, еще одно качество, выгодно отличающее Софи Лорен от других красавиц-актрис, – это постоянство: с Карло Понти она дожила до преклонных лет, родила от него двоих детей и всегда считала свой брак весьма счастливым.

Если бы только внешние данные были залогом популярности актрисы, она играла бы лишь очаровательных кокеток и роковых женщин. Однако поскольку ее актерский талант ничуть не уступает эффектной внешности, Софи Лорен сумела полностью реализоваться в кино, сыграв за свою жизнь самые разноплановые роли: психологические, драматические, комедийные.

В жизни, по утверждению людей, знающих ее лично, актриса со всеми держится просто, и за этой естественной простотой невозможно разглядеть ни "звездной болезни", ни даже обычного человеческого высокомерия. Когда же ей задают вопросы, связанные с ее возрастом, блистательная Софи Лорен, не смущаясь, отвечает:

– Стареют все люди, и с этим ничего не поделаешь. Просто надо следить за собой, одеваться со вкусом, заниматься спортом и спать не меньше восьми часов в сутки. Вот я, например, встаю в пять утра и, пока все спят, занимаюсь своими делами. А ложусь рано – в восемь вечера.

Поделитесь в социальных сетях:
Комментарии

Поиск по именам

Любовная совместимость знаков зодиака

Знак зодиака не играет определяющей роли в вопросах совместимости, но для каждого знака существуют свои особенности и не для всех знаков брак одинаково важен. Браки между представителями знаков одной стихии также могут быть...
Читать дальше
Оставить комментарий
Правила форума