Яков Миркин: Запасенное в детстве счастье помогает пережить лихолетье

Яков Миркин: Запасенное в детстве счастье помогает пережить лихолетье

"Замри - беги - сражайся" - азбука, знаменитая триада психологии. Так мы живем, так отвечаем на любой стресс, на любое давление. Так, как это делает любое живое существо в природе.

Замереть? Это значит стать неотличимым. Молчать, ни звука; цвет, как у всех, всем низкий поклон; меня - нет, я - как вы, я - свой, а не чужой, и съесть меня нельзя.

Бежать? Это значит сорваться с места. Переменить все обстоятельства жизни. А если нет возможности? Тогда хотя бы понимать, чем рискуешь, и управлять рисками.

"Сражаться"? А как? Битвы только словесные? Или пытаемся влиять, проложить свой путь?

Так ведут себя люди и целые семьи. Мы должны отдавать себе отчет в том, кто мы. Мы кто - беги? Или замри? "Сражаемся", пытаясь использовать все возможные социальные лифты? Способны предугадать, что будет? Мы - это каждый из нас. Мы существуем в мире, пронизанном рисками. Мы сотни лет подвергаемся стрессам в экстремальных ситуациях, в которые попадает наше общество. Только 1-2% семейного имущества может дойти до 3-4-го поколения семьи. Так сложилось в XX веке.

Когда-то, после всех пожарищ 1917-1921 годов, в стране осталось много "бывших". Власть была к ним настроена подозрительно, хотя большинство "бывших" служило верой и правдой, а жило - смирно.

Они - замерли, не ударились в бега, и никто из них, конечно, не сражался. Они просто жили.

Вот что записал Вадим Шефнер, спокойный и чудесный писатель ("Бархатный путь"): "Когда я теперь вспоминаю старших, вспоминаю их отношение к жизни, к людям, меня удивляет, что не было в их характерах, в их поведении ущемленности, подавленности. А ведь все они были, как тогда говорилось и писалось, "из бывших" и все они до революции жили и свободнее, и богаче, все они очень многое в 1917 году потеряли. Все они знали, что прошлого не вернуть, но не было в их душах озлобленности на людей, и умели они шутливо относиться к своим невзгодам. Нынче даже некоторые преуспевающие люди смотрят на жизнь куда мрачнее, чем те "бывшие". Почему это? Быть может, потому, что характеры тех пожилых гостей складывались в счастливое для них время, - и так прочно сложились, что уже никакие удары судьбы не могли сломить их, вогнать в душевную нищету? Быть может, они заранее на всю жизнь запаслись счастьем?"

Счастье как запас прочности? Любовь как то, что всегда даст защиту от любых глупостей судьбы? Что-то в этом есть. Искать счастье, которое у каждого было, и защищаться им, что бы ни случилось.

Но лучше бы им скрыться в глубь России еще в 1920-е. Бросить свои комнаты по уплотнению, уже не квартиры, в Ленинграде (уже не Петербурге) и уехать куда глаза глядят. На север, на Волгу, на Урал? Кто знает?

Снова - Шефнер, внук морских офицеров, генерал-лейтенанта (по отцу) и контр-адмирала (по матери): "В конце 1934 года, после убийства Кирова, нахлынула волна репрессий. Коснулась она и дворян; их стали высылать из Ленинграда только за то, что они - бывшие дворяне. Мать, тетя Вера и дядя Костя прониклись убеждением, что нашему семейству грозит беда и что нагрянет она скоро. Стали готовить чемоданы. Тревожно, невесело стало в нашей квартире.

У меня до сих пор хранится справка, выданная мне управдомом. В ней было сказано, что она "дана гр-ну Шефнеру В.С. в том, что он проживает в д. N 17, кв. 31, по 6-й линии В.О. Соц. положение рабочий, в списках лишенцев не состоит". Мать утверждала, что благодаря этой справке меня никуда не вышлют, ведь я, выходит, - пролетарий".

Его не выслали. А потом - Великая Отечественная, он прошел ее от начала и до конца. У других все было не так. Спецсообщение наркому внутренних дел СССР от 31 марта 1935 г. об итогах операции по выселению: "Изъято бывших людей из г. Ленинграда и осуждено Особым Совещание НКВД - 11 702 человека, их них глав семей - 4833, членов семей - 6239 чел.", в т.ч. "бывших князей - 67 чел., бывших графов - 44, бывших баронов - 106, бывших фабрикантов - 208, бывших крупных помещиков - 370, бывших крупных торговцев - 276".

Бывшие люди, без кавычек. Бывшие. Кампания по "изъятию". За что? Террористы, шпионы, распространители контрреволюционной литературы, за связь с эмигрантами и прочими подрывными элементами. Богачи? Какие жалкие деньги у них изъяли! У 11 тыс. чел. - 769 долл., 285 германских марок, 175 франков, 52 фунта стерлингов, 3841 руб. бонами "Торгсина".

Есть вещи невозможные, как ни старайся, если ты не понимаешь время

А кто они? Служащие, пенсионеры, кустари, техники, инженеры. "Типичные фигуры "бывших людей", как сказано в спецсообщении: "Гагарина Е.В. - дочь князя-камергера. До ареста - секретарь факультета 1-го Ленинградского медицинского института. Волконский В.Д. - бывший князь, сын прокурора-белоэмигранта. приемщик молококомбината. Татищева Е.В. - бывшая графиня, инструктор института наглядных пособий. Таубе В.Н. - бывший барон. Счетовод ЖАКТа. Маврус д Эске - бывший граф, полковник генштаба, бухгалтер Плодоовощсбыта".

Приемщик, секретарь, счетовод, инструктор, санитарная сестра. А дальше с ними - что? Аресты, концлагеря, ссылки.

Вот письмо "типичной фигуры бывших людей", княжны Екатерины Васильевны Гагариной (конечный адресат - Е.М. Пешкова), 29 марта 1935 г.: "Мое тяжелое положение заставляет меня просить Вашей помощи. Утром 20-го марта я была арестована и после трех дней ареста я получила предписание выехать с больной сестрой 28-го марта в Уфу. Обвинение я не получила, вина моя только в том, что я княгиня Гагарина. Мне 71 год, сестре 69 лет, она в течение 25 лет находится на моем иждивении, страдает склерозом мозговых сосудов и сердцем, большею частью лежит и не была арестована только из-за невозможности сойти самой с лестницы.

Мой служебный стаж 41 год, их них 10 лет в Центральном Статистическом Комитете и 31 год в I Ленинградском Медицинском Институте в должности технического секретаря.

Не имея ни сил, ни средств для выезда с такой тяжелой больной, умоляю Вас обратить внимание на мое положение и служебный стаж, который говорит, что жизнь моя была трудовая.

Надеюсь на Ваше ходатайство об оставлении меня в Ленинграде" (ГАРФ).

В возвращении в Ленинград сестрам было отказано.

А в чем мораль? Неизвестно. Все, что видим, - отнятые жизни, честные попытки "замереть", сжиться с новыми временами, не бежать, не скитаться - а просто жить. И все равно - неудача. Быть с парализованной сестрой на руках, не бросать ее, быть по-человечески - и все равно пропасть.

Так что делать в новых обстоятельствах? Быть им соразмерными. Опережать события. Помнить "классическую триаду психологии". Действовать так, чтобы не навредить никому другому. Меняться. И помнить - есть вещи невозможные, как ни старайся, если ты не понимаешь время.

Не забываем о волшебстве — гороскоп на 23 мая
Оценили 1
Не забываем о волшебстве — гороскоп на 23 мая
Встретим свой идеал — любовный гороскоп на 23 мая
Встретим свой идеал — любовный гороскоп на 23 мая
[object Object][object Object]